Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Тенденции прошлого года: Экономика падает, прибыль банков растет
Материалы выпуска
Тенденции прошлого года: Экономика падает, прибыль банков растет Рынок Храните деньги в мобильном телефоне Инструменты Индивидуальный подход не на словах, а на деле Инструменты
Рынок Калининград,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Тенденции прошлого года: Экономика падает, прибыль банков растет
Ставки падали, но маржа выросла

В прошлом году произошла, казалось бы, парадоксальная вещь: при общем спаде экономики банковский сектор показал рекордные прибыли. Почему так случилось? Представители банков объясняют это следующим образом. «В 2014 и 2015 годах в связи с повышением ставок и высоким фондированием маржа для банков была достаточно маленькой, - говорит Татьяна Петрова, заместитель управляющего калининградским филиалом Банка ВТБ. - В 2016 году ситуация изменилась, несмотря на то, что было падение ставок, маржа повысилась, потому что уменьшалось фондирование, доля резервов на плохие долги тоже уменьшалась. В целом 2016 год был для банков достаточно удачным, мы рассчитываем, что данная тенденция будет продолжена и в 2017 году».

Но есть и другое объяснение. По мнению Игоря Кузнецова, директора «Прибалтийской мясной компании», одного из лидеров калининградской пищевой промышленности, говоря о причинах прибыли, банки «скромно умалчивают о продаже валюты, когда был резкий скачок курсов, до 90 рублей» и когда банки «поддерживали ажиотаж». «Это тоже влияет на доходность банков, так же как и кредиты на покупку жилья под 18-25 процентов. Ведь зафондировались банки в 2014 году, а кредиты выдавали в 2016 году», - считает Кузнецов.

Особенности рынка

Пожалуй, главная особенность финансового сектора Калининградской области заключается в том, что в регионе в настоящее время представлен лишь один региональный банк – «Энерготрансбанк», все остальные филиалы. Это объясняется как общими негативными тенденциями последних лет, когда лицензии лишались подчас по пять финансовых организаций в сутки, так и географическими особенностями региона, оторванного от основной части России.

Пожалуй, главным минусом такого перекоса в сторону федерального центра является то, что затруднена работа с банковским сектором предприятий малого и среднего бизнеса. В частности, предприниматели жалуются на долгое оформление документов. Встречаются также такие замечания, что московским банкам неинтересно заниматься с небольшими суммами, которые, в частности, запрашивают в качестве кредита калининградские предприятия. Показателен тот факт, что малый бизнес часто идет обслуживаться в единственный оставшийся в живых региональный банк. Впрочем, представители банков с такой оценкой не согласны. «Работаем абсолютно со всеми клиентами», - говорят они. При этом очевидно, что маленькой фирме гораздо комфортнее работать с небольшим местным банком, где банк очень хорошо знает своего клиента, и клиент прекрасно знает банк, во всех деталях и нюансах.

Еще одной особенностью рынка является то, что Калининградская область характеризуется высоким уровнем институциональной насыщенности: у нас на 100 тысяч населения приходится 23 кредитных организации. «Индекс обеспеченности населения банковскими услугами значительно выше, чем в среднем по России – 1,13, что примерно соответствует уровню столицы», - говорит Надежда Белова, заместитель управляющего калининградским отделением Банка России в Калининграде. Кстати, этот показатель, высокая институциональная насыщенность, характерен для Калининградской области на протяжении всех последних лет. Такая ситуация была и раньше, когда в области действовали несколько региональных банков, и сейчас, когда остался единственный.

В какие отрасли идут деньги

Если во взаимоотношениях банков с малым бизнесом время от времени мы слышим о «шероховатостях», то с более крупными компаниями отношения более стабильны. Хотя без претензий не обходится. Причина в основном та же, что и в случае с малым бизнесом – излишняя неповоротливость федеральных финансовых организаций.

Что касается секторов бизнеса, то здесь ситуация выглядит следующим образом. В регионе активно кредитуются предприятия добывающего сектора (рост кредитов в отрасль в прошлом году увеличился в 14 раз!), агропромышленного комплекса (рост – почти в два раза), а также в транспорт и связь. До недавнего момента банковский сектор активно участвовал в финансировании строительного сектора. Несмотря на то, что Калининградская область по-прежнему в российских лидерах по числу сданных квадратных метров на душу населения, в прошлом году наметился некоторый спад в отрасли. Соответственно – менее плотное участие в этом банков и финансового сектора в целом. Как заметил управляющий Калининградским филиалом Сбербанка России Сергей Шамков, на протяжении прошлого года банк показал уверенный прирост по ипотеке. Схожая ситуация и в других банках.

Несмотря на то, что основой кредитования стал реальный сектор, ситуация с кредитованием промышленности, в первую очередь машиностроения и металлообработки, остается сложной. Это показатель того, что в целом эти отрасли сейчас находятся в достаточно сложной ситуации. Это касается и России в целом, и Калининградской области в частности.

Новые технологии

В последние годы банки и в России в целом осваивали новые технологические решения и новые инструменты. Все это, разумеется, внедрялось и на региональном рынке. До Калининграда пока это не особенно характерно, но в столице банки начали активно осваивать технологию блокчейна и ей подобные. По мнению экспертов (не всех, конечно, но тем не менее), за криптовалютами будущее. Такую версию, кстати, высказал посетивший Калининград в начале года бизнес-омбудсмен Борис Титов. Он и вовсе предложил сделать Калининград «российской столицей биткойна» и предложил уже сегодня чуть ли не на уровне регионального правительства заняться этим технологиями, которые не имеют ни налоговых границ, ни таможенных, ни каких-либо иных. Представители регионального бизнеса пока скептически относятся к подобным идеям, в настоящее время они, эти идеи, «слишком далеки от народа». Но не факт, что они так же будут относиться к этому и завтра. Тем более что в банках работа в этом направлении уже идет.

Еще одним интересным моментом, который можно отнести к нововведениям, стало то, что в финансовый сектор пришли новые игроки – в частности, представители телекоммуникационного сектора. Это не тенденция прошлого года, она появилась несколько лет назад. Но есть и прошлогодний пример. В 2016 году калининградцы могли получить банковские карты компании «МегаФон». «У нас более 70 млн клиентов, у каждого есть телефон, а на счете какие-то деньги, - объясняет логику работы телекоммуникационных компаний Леонид Лебедев, директор калининградского отделения Северо-Западного филиала «МегаФона». - Мы подумали, почему бы не создать условия, при которых человек мог бы использовать «телефонные» деньги на другие, повседневные нужды. И создали новый продукт – банковскую карту. За пять месяцев мы роздали уже 400 тысяч карт по всей России, к концу 2017 года планируем выйти на миллион карт и 2 млрд оборота. Карты бесплатно выдает банк, с которым мы сотрудничаем».

Немного о перспективах

Представители банков предполагают, что для финансового сектора 2017-й год будет не менее позитивным, чем прошлый. Смотреть в будущее с оптимизмом позволяет снижение ключевой ставки Центробанка, как следствие, снижение ипотечных ставок и оживление на рынке жилищного кредитования. Но есть и негативные тенденции, преодолеть которые в ближайшей перспективе вряд ли удастся. Едва ли в скором времени мы увидим бурный рост промышленности и значительное увеличение инвестиций в основной капитал (этот показатель стабильно сокращается на протяжении последних лет). С иностранными инвестициями, несмотря на географическое положение Калининграда, вообще беда. Но главная проблема – снижение потребительского спроса. Отрицательное воздействие этого фактора отмечают представители практически всех отраслей экономики. На вопрос, что может развернуть ситуацию с падающим спросом в обратном направлении, банкиры отвечают философски: «Только время». Хотелось бы, конечно, более конкретных ответов.